BTC 9,169.23 1.05 %
ETH 270.55 1.85 %
BCH 430.30 1.29 %
Нестор Дубневич. Иудаизм и блокчейн: параллели еврейской и технологической религий, которые изменили мир
BLOCKCHAIN
Январь 29, 2018 191

В начале 2018-го количество пользователей криптовалют сравнялось с количеством иудеев, достигнув отметки 13 млн. Изучая историю становления этой древней еврейской религии, можно провести три интересных параллели с процессом развития технологии блокчейн:

а) революции во взглядах на религию и деньги;

б) поиск оптимальных «конфигураций» для идей монотеизма/идей децентрализации, которые создадут условия для их массовой имплементации;

в) признание новых явлений государством.

Подробнее о них — в статье.

1. Падение нравов в религии и финансовой системе мира

III-I столетия до н. э. Мощнейшие империи Античного Мира, отравленные падением нравов, — на грани разрушения. Переизбыток роскоши и плотских утех, поддерживаемые языческой мифологией, изнутри разъедают правящую элиту Рима, Афин и Египта.

Примерно в это время в лоне порабощенного еврейского народа завершают свое формирование догмы иудаизма. Они дают толчок к появлению различных ответвлений монотеизма, одним из которых становится христианство. В 325 году н. э. на Первом Вселенском соборе император Константин признает христианство государственной религией Священной Римской Империи, закладывая фундамент глобального религиозного течения.

Две тысячи лет спустя. 2008 год. Финансовая система мира, дискредитированная ипотечным пузырем, дает трещину. В 2009-м мировой ВВП впервые со времен Второй мировой войны показал отрицательную динамику, лишив работы почти 200 млн человек. В это же время в сети появляется техническая записка первой в мире криптовалюты, опубликованная под псевдонимом Сатоши Накамото.

В течение следующих девяти лет Биткоин знакомит мир с технологией блокчейн, которая за этот промежуток времени дарит сообществу еще 1300 криптовалют. В середине 2016 года их капитализация достигает 10 млрд долларов, после чего Китай, Великобритания, Южная Корея, РФ и ряд других стран высказывают заинтересованность в разработке государственной криптовалюты.

К сожалению, идею децентрализованной валюты позитивно встретили не везде. В странах третьего мира, где связь с криптовалютой все еще приравнивается к государственной измене, ситуация напоминает гонения первых христиан. Но мы помним, стоило Константину санкционировать новую религию — и радары карательной машины переключились на язычников-староверов. Такой сценарий дарит надежду на то, что с появлением государственных криптовалют расчеты фиатными средствами будут признаны ересью, а пользователи наличных будут «замучены» ограничениями новой финансовой системы на блокчейне.

2. Обрезание в иудаизме и «хардфорки» криптовалют

Авраам совершил обрезание в возрасте 99 лет и завещал это делать всему еврейскому роду. Данный ритуал должен был отличать евреев от необрезанных язычников и напоминать им об обетованиях, заключенных в Божьем Завете.

Но он же вместе с запретом на употребление свинины были серьезными препятствиями для язычников, которые в век распадавшихся верований искали новую религию. Этих двух моментов было достаточно, чтобы сделать почти невозможным превращение иудаизма в мировую религию.

Проблему решил св. Павел, предложив принимать язычников в религиозные общины, не требуя у них обрезания и подчинения Моисееву закону. В результате такого ответвления появилось христианство.

Что-то похожее наблюдается и в мире криптовалют. Еще слышно тление дискуссий, которые разжигались вокруг размера блока биткоина как одной из причин невозможности его масштабирования. Результатом этих дискуссий стали численные «хардфорки» цепи «криптодеда», направленные на решение этой проблемы. Один из самых популярных из них — Bitcoin Cash — продвигался небезызвестным биткоин-Иисусом, чьи старания поместили ее в пятерку монет по размеру капитализации.

Будущее развитие такого сценария позволяет сделать предположения, что в будущем мир получит очередное ответвление цепи, которое будет принято глобальным сообществом и признано на уровне государств. Это не исключает ситуации, при которой останутся криптоанархисты со своими радикальными взглядами на анонимность и свободу расчетов. Но они, скорее всего, займут нишу ортодоксальных евреев, которые до сегодняшнего дня считают христианство отступничеством, ревностно срезая крайнюю плоть и отказываясь от свинины.

3. Конституционное право на свободу вероисповедования, сексуальной ориентации и выбора способа расчета

После темных времен Средневековья, «богатых» крестовыми походами и сжиганием неверных, в европейских странах начинают появляться первые Акты о веротерпимости. В конце XVII века, находясь под влиянием философской мысли эпохи Просветительства, они трансформируются в одну из фундаментальных свобод человека — свободу вероисповедования, которая находит свое отражение в конституциях Франции, США, а позже — и других стран.

Это становится переломным моментом в истории человечества, когда целые нации поднимают восстания против клерикальной власти, окропляя кровью статус светских государств. Они отказываются от государственной религии, не рассматривая ее больше как один из признаков государственного суверенитета, и таким образом лишают себя монополии на ее регулирование.

Когда мы начинаем транслировать историю отношений «государство-религия» на отношения «государство-деньги», то видим, что сегодня государства рассматривают денежную монополию как один из признаков государственного суверенитета, ставя ее на место, где религия находилась еще во времена Средневековья. И здесь напрашивается вопрос: станет ли отказ от денежной монополии следующим шагом в развитии демократических государств? Ведь чем принципиально отличается право выбирать валюту для расчетов от свободы вероисповедования, политической принадлежности или выбора сексуальной ориентации?

Возможно, появление криптовалют не случайно. И именно технология децентрализованного хранения и обмена единицами ценности призвана помочь сделать описанный выше шаг в развитии демократического общества.

Старший юрист ЮК «Юскутум» Нестор Дубневич.

Комментариев нет
Оставить комментарий

пятнадцать − три =